Наследие С.А. Рачинского и его значение в наши дни

Доклад Г.В. Гусева на научно-практической конференции «Славянский мир: общность и многообразие». Тверь, 22-23 мая 2008 года.

Дорогие друзья!

Сергей Александрович Рачинский, 175- летие со дня рождения которого мы сегодня отмечаем, был глубокой, яркой, многогранной личностью. Мне приходилось встречать человека, который знал его как выдающегося биолога, не имея представления о его педагогической деятельности.  Известно, что великий композитор Ференц Лист, предлагал ему полностью посвятить себя музыке. Известный философ Куно Фишер уговаривал Сергея Александровича посвятить себя философии, к которой видел в нем особые способности. В Германии был издан перевод С.А. Рачинского на немецкий язык «Семейной хроники» С.Т. Аксакова,  одного из любимейших произведений Сергея Александровича, так что он мог посвятить себя и литературной деятельности. Письма Сергея Александровича поражают глубиной и оригинальностью высказанных в них мыслей. Однако более всего С.А. Рачинский значим как педагог и один из основателей трезвенного движения в России. Как педагог С.А. Рачинский соединил в своей деятельности задачи воцерковления школы и отрезвления народа. Показательно название одной из работ, посвященной его жизни: «С.А. Рачинский как борец за трезвость народную на церковно-школьной почве».

Школа С.А. Рачинского – целая глава в истории русской педагогики. Хотя работать в сельской школе С.А. Рачинский стал вроде бы случайно (хотя христиане знают, что нет ничего случайного), он был подготовлен к этой своей деятельности всей своей предыдущей жизнью. Речь не идет даже о изучении им зарубежной педагогики в Германии, имеется в виду, прежде всего его личная религиозность и в связи с этим, взгляд на русский народ.

 В своей книге «Сельская школа» С.А. Рачинский писал: «Та высота, та безусловность нравственного идеала, которая делает русский народ народом христианским по преимуществу, которая в натурах спокойных и сильных выражается безграничной простотой и скромностью в совершении великого подвига, доступного силам человеческим; которая в натурах страстных и узких ведет к ненасытному исканию, часто к чудовищным заблуждениям; которая в натурах широких и слабых влечет за собой преувеличенное сознание своего бессилия и в связи с ним отступление перед самыми исполнимыми нравственными задачами и необъяснимые глубокие падения; которая во всяком русском человеке обусловливает возможность  внезапных победоносных поворотов от грязи и зла к добру и правде, — вся эта нравственная суть русского человека уже заложена в русском ребенке. Велика и страшна задача русской школы ввиду этих могучих и опасных задатков, ввиду этих сил, этих слабостей, которые она призвана поддержать и направить. Школе, отрешенной от Церкви, эта задача не по силам. Лишь в качестве органа этой церкви, в самом широком смысле этого слова, может она приступить к ее разрешению. Ей нужно содействие всех наличных сил этой церкви,  и духовных, и светских…

И поэтому наша школа должна быть не только школой арифметики и элементарной грамматики, но, первее всего, — школой христианского учения и добрых нравов, школой христианской жизни под руководством пастырей Церкви».

Нельзя более точно выразить идею христианской школы. Но Рачинский идет далее. «Наша школа – школа христианская не только потому, что в таком направлении построен весь ее педагогический план, но так же и потому, что учащиеся ищут в ней Христа, что учащие только Христа ради могут поднять ее труды, при  коих возможен какой-нибудь успех».

Скажут, что это требование слишком идеальное, не исполнимое на практике. «Но люди, мучимые потребностью отдавать себя без остатка служению Богу и ближнему, всегда были,  есть и будут – утверждал Рачинский. – Нет  более полного сочетания этих двух служений, чем христианское учительство, то учительство, которое не полагает своим трудом ни меры, ни конца…»

Действительно, такие люди нашлись. В 1905 году, через три года после кончины Сергея Александровича в России было 43893 церковно-приходских школы с 1923698 учениками, большинство из которых было устроено по образцу школы в Татево.

Сергей Александрович предполагал, «что доброе влияние школы на жизненный строй пользующегося  ею люда может обнаружиться лишь через несколько поколений, что бесспорные результаты в этой области могут быть достигнуты лишь веками непрерывного труда».

Однако случилось нечто неожиданное. Обнаружился симптом воздействия Татевской школы на окрестное население, выходящий  за рамки традиционный школьной деятельности. Речь идет о татевском обществе трезвости.

Трезвенная работа С.А. Рачинского изначально была связана с его деятельностью как педагога. У него был любимый ученик, на которого он возлагал большие надежды.  И вот однажды, в праздничный день он увидел этого мальчика совершенно пьяным. И тут он понял, что он ничего не сделал для него, так как не сумел оградить его от самого страшного зла. «Для меня стало очевидным, — пишет С.А. Рачинский – что для ограждения моих учеников от окружающего зла нужны средства более сильные, чем простые увещевания и поучительные речи. И единственное средство,  которое я мог придумать, было устройство в тесном кругу моих учеников (из коих многие в то время были уже взрослые) общество трезвости, т.е. абсолютного воздержания от спиртных напитков».

Мысль о таком обществе была встречена большинством его уже ставших взрослыми учеников в высшей степени сочувственно, и вот 5 (18)  июля 1882 г., в день именин Сергея Александровича, после молебна преподобному Сергию Радонежскому им самим и его учениками был произнесен в церкви торжественный обет такого воздержания. Общество состояло первоначально почти исключительно из бывших татевских учеников. Постоянное ядро его составляли вышедшие из этой школы учителя. Всего несколько десятков человек – но польза, приносимая этим маленьким обществом его членам, постоянные беседы Сергея Александровича с крестьянами против пьянства стали приносить свои добрые плоды. Ежегодно общество увеличивалось, а осенью 1888 г. стали приходить крестьяне из разных, иногда очень удаленных от Татева деревень, с просьбами принять их в общество. По инициативе молодых священников (нередко учеников С.А.Рачинского) общества трезвости, подобные татевскому, стали появляться в других, соседних с Татевом, селах.

В 1889 г. С.А.Рачинский опубликовал второй отрывок «Из записок сельского учителя» с описанием опыта «Татевского общества трезвости» в 8-м номере «Русского Вестника». В том же году статья была перепечатана в прибавлениях к «Церковным ведомостям», № 34. На нее отозвались многие читатели. Началась обширная переписка. «Пишут ко мне из всех краев России, люди всех возрастов и звания, люди всех степеней умственного развития, начиная от высокообразованных лиц, озабоченных подъемом нравственности в нашем простом народе, кончая полуграмотными горемыками, одержимыми всеми степенями delirium tremens» — писал он в следующей своей печатной работе о народной трезвости под заглавием «Открытое письмо», опубликованное в приложении к № 50 «Церковных ведомостей» за 1889 год.  В этом письме Сергей Александрович давал практические советы по организации общества трезвости, обязанностях членов такого общества, приводил даже форму книги трезвости Татевского общества и касался множества других важных вопросов, с которыми к нему обращались в переписке.

К 1890 г. Татевское общество трезвости разрослось до 1018 человек. С.А.Рачинский продолжал публиковать статьи о трезвости в «Церковных ведомостях»: «Письма к воспитанникам Казанской учительской семинарии»  в №3 за 1890 г., «По поводу обществ  трезвости» в № 22 за тот же год. Особо нужно отметить издание в 1898 и 1899 гг. его писем к студентам Казанской духовной академии под заглавием «Письма С.А. Рачинского к духовному юношеству о трезвости». В этих письмах мы встречаем, в частности,  глубокое богословское осмысление проблем трезвости

Множество ценных мыслей, советов, указаний по вопросу о борьбе с народным пьянством рассыпано С.А.Рачинским в его обширнейшей переписке со всеми углами России. Уже при своей жизни он отдал 60 переплетенных томов этих писем в Императорскую Публичную Библиотеку.

Эта деятельность С.А. Рачинского дала богатые плоды. В конце XIX века обучение и воспитание трезвости в православном образовании в России обрело качественно новый вид.

За короткий исторический период Русская Православная Церковь сумела создать всероссийскую комплексную систему образования и воспитания народа в духе трезвости и благочестия на религиозно-нравственной основе. Эта система включала:

— непосредственную работу с отдельными лицами в обществах трезвости, братствах, попечительствах и других подобных им учреждениях;

— разработку религиозно-нравственных, научных и организационных основ борьбы с пьянством в народном быту;

— широкое издание религиозно-нравственной, научной и художественной литературы  антиалкогольной направленности, выпуск журналов, газет и листовок, посвященных этой проблеме;

— организацию внебогослужебных проповедей, а также лекций, чтений и бесед, выявляющих вред пьянства и пользу трезвого, благочестивого образа жизни;

— открытие библиотек и специализированных книжных лавок, укомплектованных антиалкогольной литературой;

— создание воскресных школ для членов обществ трезвости и их детей, а также детских садов для самых маленьких членов семей трезвенников;

— обучение желающих церковному и светскому пению;

— устроение паломничеств, крестных ходов  и прогулок с образовательными целями;

— организацию здорового и нравственного досуга трезвенников;

— создание противоалкогольных музеев и выставок;

— организацию трезвенных чайных и столовых;

— создание касс для оказания материальной помощи нуждающимся и бюро трудоустройства;

— создание «Домов Трудолюбия», состоящих из разнообразных мастерских (сапожных, столярных, швейных и т.п.) для помощи в приискании работы страждущим;

— организацию приютов и ночлежных домов;

— создание бесплатных амбулаторий, а также лечебниц для больных алкоголизмом.

Отдельно изучалась проблема детского и школьного алкоголизма, и обсуждались меры отрезвления народа через воспитательную работу в школе. В церковно-приходских школах вводились специальные «уроки трезвости», создавались учебные пособия, некоторые из которых были написаны священниками. Обсуждались вопросы проведения идей трезвости в школьных курсах Закона Божия, русской и зарубежной словесности, отечественной и мировой истории, географии и даже математики. Предлагались соответствующие программы

Кадры для проведения этой работы готовились в духовных и учительских семинариях по всей стране

Наконец, законодательную работу в Комиссии по мерам борьбы с пьянством в 3-й Государственной Думе возглавлял епископ Православной Церкви (будущий священномученик преосвященный епископ Гомельский Митрофан, в миру – Дмитрий Краснопольский, депутат от Могилевской губернии).

Свыше трех тысяч церковно-приходских обществ трезвости действовало в России к 1914 году, объединяя в своих рядах более полумиллиона людей. Таковы результаты многолетних трудов скромного учителя из села Татево.

Подумаем, каково значение наследия Рачинского в наши дни? Сначала о церковной школе. Я уже цитировал слова С.А. Рачинского о том, что школе отрешенной от церкви не по силам задача достойного воспитания молодого поколения. Прошедшая эпоха тотальной безрелигиозности убедила в этом кажется всех. Что же нам делать сегодня? Церковь много лет борется за введение в государственной школе предмета основы духовной культуры. Вроде бы «показался свет в конце тоннеля». Но решит ли введение такого предмета в государственной школе проблемы нравственного воспитания поколения?  Православная школа – Православный Центр непрерывного образования во имя преподобного Серафима Саровского, в которой я имею честь работать, имела опыт существования и в виде православных классов в государственной школе, и в виде самостоятельной школы. И этот опыт показывает, что полноценная воспитательная и образовательная деятельность возможна только тогда, когда весь коллектив школы живет в едином духе, объединен общим пониманием задач своей работы, учителей и учащихся объединяет общая молитва в школе и в храме, участие в Церковных Таинствах, когда распорядок жизни школы подчинен церковному календарю. Я хочу сослаться на мнение ныне покойного Олега Васильевича Шведова, многолетнего старосты храма Преображения в Тушино, преподавателя Московской Духовной академии и семинарии, кандидата экономических наук, автора уникальной монографии «Энциклопедия церковного хозяйства» — единственного историко-экономического исследования положения Русской Православной Церкви в ХХ веке.

«Наиболее приоритетным социальным служением православных приходов, рискну так утверждать, — пишет О.В. Шведов в своей монографии – должно быть общее образование детей и подростков. Надо твердо усвоить одну истину – Господь дал нам возможность на рубеже веков позаботиться о будущем Церкви, о том, чтобы храмы в будущем наполнялись сознательными христианами, чтобы вера была не элементом национальной культуры, а осознанным средством спасения во Христе Иисусе. Если сегодня мы не воспользуемся возможностью определять мировоззрение  подрастающих христиан, то за это именно и будем судимы.

Поэтому считаю и возможным, и крайне необходимым, чтобы каждый приход учредил бы негосударственную общеобразовательную школу, для чего имеются и законные основания (Закон РФ «Об образовании»), и объективная необходимость.

Может вызвать только удивление, что на четыре сотни приходов города Москвы в 2000 году имелось не более двух десятков православных школ (гимназий),  и только около пяти приходских общеобразовательных школ.

Сам факт отделения религиозного образования от светского образования, разделение дисциплин по признаку духовное-недуховное является фактическим несторианством – разделение до полного отделения друг от друга божественного и человеческого.  Общеобразовательная школа должна религиозные и материальные знания таким образом, чтобы материальное осмысливалось в духовном, а духовное находило свою реализацию или отражение в материальном.

Никакое государство со всем своим бюджетом не обеспечит такой тип образования – оно будет навязывать свои образовательные концепции (сексуальное воспитание, идеологию открытого общества, права человека и т.п.)

Со всей ответственностью могу заявить, что любой приход, в котором в воскресный день причащается Христовых Таин от ста до трехсот человек, в силах содержать общеобразовательную школу на сто учащихся (десять классов по десять человек). Если Приход малочислен, то следует объединиться двум-трем приходам и учредить православную школу.

Если бы любой епархиальный Преосвященный, или же Священный Синод, или Собор Русской Православной Церкви приняли бы решение, обязывающее любой приход выделить  на финансирование общего образования всего два процента от годового приходского дохода, то такие бы приходы, как Преображенский Храм, могли бы содержать бесплатную общеобразовательную школу на сто человек. Это можно доказать с калькулятором и карандашом в руке.

Одна из главных функций Церкви и Епископа – это учительная функция,  а не строительная. Еще раз повторюсь – каждый Приход Православной Церкви обязан по совести обзавестись общеобразовательным учреждением (школа, гимназия, лицей).

 Сегодня для дьявола нет более важной заботы, кроме той,  как бы не допустить существования какой бы то ни было православной школы, не допустить детей к образованию, проникнутому благодатью Святого Духа, но оставить детям телевизор, жвачку и «Макдоналдс».  Слугами своими он избирает иногда не только чиновников государственного департамента образования».

Другое направление С.А. Рачинского – организация общества трезвости. Потихоньку эта работа начинает возрождаться в России.

В настоящее время действует несколько десятков  общин и школ трезвости, объединенных во всероссийское братство трезвости во имя пророка и крестителя Господня Иоанна на пространстве от Петербурга до Абакана; издается газета «Трезвение» и красочный журнал «Трезвенное слово», в Екатеринбурге воссоздается государственно-общественное  Попечительство о народной трезвости. Но масштаб ведущейся работы несоизмерим с грандиозностью постигшего Россию бедствия. Россия переживает демографический кризис. Каждый год соотечественников становится на 800тысяч меньше. Причин много, но главная из них по единодушному мнению ученых – пьянство.

Пьянство – главная причина катастрофической смертности мужчин в России; главная причина несчастных случаев на производстве, дорожно-транспортных происшествий; большинство убийств и самоубийств совершено  в состоянии алкогольного опьянения.

Антиалкогольная кампания 1985-1988 годов дала богатый материал для изучения позитивного влияния снижения уровня потребления алкоголя на заболеваемость, смертность, продолжительность жизни, рождаемость. Полученные данные однозначно свидетельствуют о  положительном влиянии такого снижения на все указанные явления.         Вместе с тем кампания показала несостоятельность только административно-запретительных мер в борьбе за отрезвление народа.

Сложившаяся в стране ситуация настоятельно требует исполььзования богатейшего опыта трезвенного движения конца XIX начала ХХ веков, а так как в этом движении главным действующим лицом являлась Церковь, то именно Русская Православная Церковь призвана и сегодня возглавить работу по отрезвлению народа. Не следует забывать, что еще в 1859 году указом от 10 августа Св. Синод благословил священнослужителей живым примером собственной жизни и частым проповедыванием в Церкви Божьей, ревностно содействовать благой решимости прихожан воздерживаться от употребления вина.  И мне не известно об отмене этого указа в позднейшие времена.

И если О.В. Шведов доказывает в своей монографии, что каждый крупный храм может содержать православную общеобразовательную школу, то организация общества или общины или братства трезвости по силам любому храму – была бы добрая воля настоятеля, его готовность самому стать трезвенником и, конечно, благословение правящего архиерея. Опыт  трех тысяч дореволюционных обществ трезвости, начиная с общества, организованного С.А. Рачинским, и опыт сегодняшних общин, обществ и школ трезвости доказывает это.

Могу сослаться на пример Душепопечительного Центра во имя прп. мч. Великой Княгини Елизаветы Федоровны «Дом милосердия» при храме святителя Николая Чудотворца в селе Ромашково Московской епархии. Уже 18 лет, не имея никакой финансовой поддержки, настоятель храма протоиерей Алексий Бабурин проводит работу с людьми, принявшими благое решение освободиться от страсти винопития. Еженедельно в церковной сторожке собираются за чаем трезвенники, беседуют, обсуждают различные проблемы своей жизни, вместе молятся в храме, дают обеты трезвости, совершают паломнические поездки.

О жизни общины написана книга «Вразуми меня и буду жить».

Коллективный член общины – Московский театр русской драмы «Камерная сцена» поставил спектакль из жизни общины по пьесе художественного руководителя театра М.Г. Щепенко «По самому по краю». Сотни семей вернулись к нормальной, здоровой, благочестивой жизни. Таких общин могло бы быть тысячи – было бы доброе желание.

Дореволюционные общества трезвости прошли путь от объединения людей, давших Богу обет трезвости, до полноценных учреждений дополнительного образования, описанных видным деятелем трезвенного движения, педагогом И.П. Мордвиновым в книге «Общества трезвости. Жизнь и работа в нем», СПб, 1910г. Вершиной развития было Санкт-Петербургское Александро-Невское общество трезвости, объединявшее более ста тысяч членов, издающее три журнала,  бесплатно отправлявшее каждое лето по тысячи паломников на зафрахтованном обществом пароходе в паломническую поездку на Валаам, собиравшее стотысячные крестные ходы в Сергиеву Пустынь и т.д. В этом обществе было много воскресных школ для трезвенников и их детей, и в этом же обществе появилась православная общеобразовательная школа – Первая Российская Сергиевская школа трезвости.

Школа выросла из Сергиевского отделения Александро-Невского общества трезвости, основанного в 1904 году в монастыре преподобного Сергия и помещавшегося в келье отца Павла. Вначале это была маленькая церковно-приходская школа грамоты, размещавшаяся в квартире учительницы Антонины Алексеевны Павловой. Но популярность ее быстро росла. Местные крестьяне выделили землю, нашлись благотворители, пожертвовавшие деньги на строительство, и вот 5 октября (старого стиля) 1906 года школа была освящена. Инициативу эту приветствовал сам Государь Император Николай II.

Цель школы сформулирована ее основателем так: «Чтобы будущие граждане были более способными к труду, необходимо наших детей развить прежде всего физически, затем влить в них струю трудолюбия, а потом, чтобы не сошли они с этих жизненных крепких рельс, предупредить их о гибельном последствии пьянства».

«Целью школы – говорил иеромонах Павел – я поставил не только обучение детей грамоте, но и предохранение их всеми силами от порока пьянства. Вся система воспитания в школе состоит в том, чтобы убедить учащихся во вреде, причиняемом крепкими напитками. Она проводится в антиалкогольном преподавании, которое внушает детям отвращение к спиртным напиткам. В школе дети обучаются по наглядному методу при помощи картин. Между прочим, картины эти касаются и антиалкоголизма. Они вывешиваются в классе и объясняются детям».

Как показывает само название школы, главной заботой ее являлось преподавание трезвости, чтобы предохранить подрастающее поколение от порока пьянства. И это преподавание проходило красной нитью в программе школы. Специальные «Уроки трезвости» давала старшая учительница школы с использованием наглядных пособий. А заведующий школой иеромонах Павел вел уроки трезвости на темы по Закону Божию – беседы о трезвости, приуроченные к разным событиям из Священного Писания. На уроках остальных предметов учебного курса детям внушались все те же начала трезвой жизни.

Сегодня мне не известна ни одна православная школа, гимназия или лицей, институт или университет, духовное училище, семинария или академия, где преподавалась бы наука трезвости, а между тем, еще в 1909 году появился указ Св. Синода о введении в духовных семинариях  преподавания правил борьбы с алкоголизмом, а в 1910 году Училищный Совет Св. Синода ввел своим постановлением преподавание науки трезвости во всех церковно-приходских школах.

 Итак, наследие нам оставлено богатейшее. Наша задача это наследие освоить, усвоить, и творчески развивая, претворять в современную жизнь.

Просмотры (77)